О возможностях модернизации страны с помощью регулирования киберпространства

Вернуться назад

Думать надо о той точке, куда государство приходит, а не о регулировании криптовалют

7 Июля 2017

Если можно, я не буду вам показывать презентацию, хотя, наверное, может быть, даже имело бы смысл. Я отвлеку ваше внимание буквально на 5 минут, расскажу свое видение, оно будет сильно отличаться от того, что звучало здесь, поскольку я не сторонник какой-либо регуляторики необдуманной относительно тех парадигм, которые вымирают. Блокчейн и криптовалюты – это та ситуация, которая входит в нашу жизнь, и она меняет жизнь, и нужно понимать, что социальные сдвиги в обществе настолько серьезные благодаря технологиям, что думать надо о той точке, куда государство приходит, а не о регулировании криптовалют. На мой взгляд безумном регулировании. С таким же успехом можно регулировать поток реки, говоря, что она протекает через разные страны, и здесь она будет течь так, здесь так, тут по-другому. Это неминуемо приводит только к войнам, если кто-то пресекает поток воды в другую страну – мы это с вами тоже проходили неоднократно, это в мире существует на сегодняшний день.

Кому принадлежит блокчейн? Когда это открытая база данных распределенная, он никому не принадлежит. Он принадлежит тем людям, тем сущностям, которые его используют, которые даже не верят, а доверяют и присоединяются к этой экосистеме.
Кому принадлежит биткоин, как криптовалюта? Мы возьмем сейчас самую популярную криптовалюту. Вообще в зале есть хоть один человек, у которого есть биткоины? Вот видите, у нас достаточно высокая релевантная выборка, которая говорит, что у нас есть биткоины. Кому принадлежит эта экосистема? Может ли какое-либо государство управлять этой экосистемой, управлять этой криптовалютой? В прошлом году, в декабре и в январе этого года китайской банк, такой же, как наш ЦБ, решил поуправлять валютой. Он провел колоссальнейшую атаку, и это не привело ни к чему. Это привело только к тому, что он утерся и свернул в сторону. Ни один китаец от биткоина не ушел, все, как было, так и осталось, и даже натиск на биржи привел только к незначительному падению курса биткоина и больше ничего. И в этот момент власти Японии действительно очень здорово подсуетились и легализовали криптовалюту у себя, и сняли все те сливки, которые сегодня тянут курс биткоина сильно-сильно вверх.
Мы в начале года решили провести небольшой эксперимент, - можно ли управлять этой валютой или нельзя. Если понимать, что цифровое общество будущего – это борьба за внимание потребителя и не более того, это такой апогей фактически предвыборной кампании постоянный, постоянная предвыборная кампания, это борьба за внимание, то, соответственно, мы должны постоянно бороться за внимание тех людей, которые обладают этой криптовалютой и должны нам ее отдавать. Второй элемент - это, конечно же, майнинг. Что такое майнер? Это тот, кто совершает цифровую эмиссию? Конечно, это совершенно не так. Майнер – это обыкновенная математическая функция, которую выполняет какое-то компьютерное устройство. Процессорное или беспроцессорное, не суть важно. Лицензировать майнинг, как таковой, - это значит, что вы знаете, что должны сделать, вот какой-то кусок математики, одну отдельно взятую функцию, например, решение квадратного уравнения, - вот теперь это лицензируется. А если я придумаю другое решение этой функции, я должен это лицензировать или нет? Или только когда я считаю до части дискриминанта, это подлежит лицензированию? Кому вообще в голову это приходит? Это, конечно же, сущий бред, потому что нельзя лицензировать кусок математики или раздел математики. Это то, что касается майнинга.
Однако майнинг – это обычные устройства, которые располагаются на какой-то территории, в какой-то юрисдикции, потребляют реальную энергию и людей, которые владеют майнингом, можно по закону той юрисдикции, где они находятся, прижать к ногтю. Всем известно, что любая криптовалюта, если количество ресурсов у вас больше 50%, по сути дела принадлежит вам. У биткоина сегодня почти 40% находится в Китае. Это тоже очевидно и понятно. Еще чуть-чуть, больше 50%, и в принципе власти КНР могут влиять на принятие решений относительно того, по какому фронту пойдет биткоин, какой алгоритм он выберет, тот или другой. Китаю выгоден один, всему другому миру другой алгоритм. С чем это связано? С тем, что достучаться до фермы с точки зрения задержек – это не то же самое в Китае достучаться до фермы, что достучаться до фермы где-нибудь в Исландии или в Грузии. И, естественно, эти задержки влияют на распространение найденных блоков в сети. Чем быстрее блоки распространяются, тем быстрее вы строите более длинную цепочку. Соответственно, два этих основных фактора: наличие ресурсов, то есть майнинга, на вашей территории, и распределение структуры сети – это и есть то, что может влиять с точки зрения технологии на криптовалюту.
Мы провели даже эксперимент. В сети биткоин обычно находятся 6000 полных НОД, которые поддерживают связанность сети и распространяют блоки. Мы подняли в Москве недалеко от Красной площади, практически на Красной площади, порядка 700 НОД, полных НОД. И изменили структуру связнности сети. То есть каждая наша Нода соединилась примерно со 100-120 другими Нодами по всему миру, и центр связи всей биткоин сети оказался на Красной площади. Это было действительно так. Другими словами, любой найденный нами блок распространялся по сети заведомо быстрее, чем любой другой блок где бы то ни было в мире. Это привело к некоторому коллапсу интересов, в том числе даже конфликту интересов, связанных с выдачей данных статистики на некоторых сайтах относительно того, где и как в сетях присутствуют эти Ноды. Мы это пережили. Немножечко повздорили с иностранными компаниями, и на этом все успокоилось.
Точно так же мы подняли свои фермы и создали свой пул российский, на который начали замыкать российских майнеров. К вопросу того, где и как кого найти. И тем самым изменили контентную часть, у кого находятся мощности, противопоставив себя в том числе китайским майнерам и китайским пулам.
Это то, о чем я хотел сказать, над чем надо думать государству: как привлекать тот финтех, который создает эту новую экономику. Нужно думать государству над тем, как мотивировать людей, чтобы они находились в его юрисдикции. Не в китайской, не в американской, не в европейской, не в канадской, а именно у него. Регуляторика,, то, что делает ЦБ или должен делать ЦБ – это чушь, это глупость, я просто ответственно это заявляю. Потому что приход блокчейна, приход криптовалют в нашу жизнь говорит только об одном: мы уходим от посредников, от посредников везде, и от банков в том числе, и от любых государственных сервисов. То, что сегодня предлагал Эмер, и то, что он прекрасно делает, регистрация права, регистрация и ведение любых реестров государственных, их начинают вести сами граждане, мы с вами начинаем вести эти реестры, и нам не нужна эта функциональность со стороны государства. Мы переходим в область общественных взаимосвязей, большого количества общественных связей. И государственная иерархическая структура нам больше не нужна. И думать нужно о том, как изменяется общество. Если об этом не думать, а просто регулировать, мы выдавим весь финтех за границы Российской Федерации. Вы будете удивлены, но корни всей инженерной мысли, софтверной мысли, всего того, вокруг чего проходит сегодня весь хайп, он лежит так или иначе на территории, это называлось Советским Союзом или СНГ, неважно, но там везде русскоговорящие люди, везде буквально. И сейчас это все возвращается обратно к нам, и мы пытаемся это зарегулировать. Мы пытаемся ввести в государство оцифровывание экономики, а не переходить в цифровое общество – это две большие взаимоисключающие разницы.
Чтобы было совсем понятно, я вам расскажу простой пример. 100 лет назад у нас было аристократическое общество, были помещики, были крепостные, и в какой-то момент времени возникла техническая революция, технологическая революция, промышленная революция будет правильнее сказать, и стали возникать промышленники, а другими словами буржуа, и у них начали возникать деньги, вокруг них начала крутиться экономика. И от помещиков экономика начала уходить. И так или иначе это всегда приводило к буржуазным революциям во всей Европе и у нас в стране в том числе. Хотя у нас, к сожалению, была социалистическая революция, а не буржуазная, хотя изначально была буржуазная революция в Российской Империи. и этот факт приводил к смене устоев. Никто никогда, будучи крепостным крестьянином или помещиком, не мог поверить в то время, что мироустройство может быть другим, что может быть демократический мир, что могут править буржуа. Это было невозможно представить. Но так случилось. И ровно сегодня происходит та же история, но на другом уровне. Буржуазия уходит и на смену ей приходит, я не знаю, как это правильно назвать, но это приходит цифровая аристократия, которая формируется вокруг цифровых сервисов, вокруг финтеха, вокруг криптовалют. И, хотим мы того или не хотим, но благодаря технологии общество изменяется и структура общества изменяется. И это самое главное фундаментальное изменение, которое происходит. Только его нужно обсуждать. А все остальное вторично, оно неважно. Нельзя применить технологию к старому обществу, можно переосознать общество и понять, кем мы будем, и спокойно видоизменять общество, без каких-либо катаклизмов переходя в него. Мы с вами родились, живем скорее всего, к сожалению, и умрем в этом иерархическом вертикально построенном государстве. Неважно, Франция, Германия, Соединенные Штаты, Россия. А наши дети, которым сейчас 10 лет плюс минус, они уже родились в другом мире: они родились с интернетом, который для них был всегда, с теми сервисами в интернете, которые были для них всегда. Точно так же, как мы родились с электричеством, которое всегда, и некоторые из нас уже родились с телевидением, которое как бы было всегда. Но это было не всегда. И нужно осознать ту мысль, очень простую мысль, что стереотип мышления, ход мышления наших детей радикально отличается от нашего. И им государство в той иерархической модели, к которой мы привыкли, абсолютно не нужно просто никак.
Поэтому и мысли относительно регулирования криптовалют на отдельно взятой территории – это мысли только том, а нужны ли нам люди, которые думают по новому и которые могут толкнут страну в будущее, в реальное будущее, которое будет гораздо лучше, чем сегодняшний день, или мы должны их вытеснить за пределы географические, и превратиться в КНДР, как у нас было после первого доклада, закрытую, старую, может быть, кому-то очень любимую, привычную экономику и образ жизни и мысли, или все-таки мы готовы думать по-другому, готовы осознать, куда мы движемся и после этого строить любые технологические, и не только технологические, программы и программы изменения и внедрения финтеха в нашу жизнь.
Источник: IOmbudsman.ru